Исцеление травмы: клиентский случай

«Ты просто ленивая». «Просто возьми и сделай, а если не делаешь — значит не хочешь, просто не хочешь брать на себя ответственность за свою жизнь». «Все в твоих руках, а ты бездельничаешь».

Вы наверняка встречались с такими идеями о лени и нежелании брать на себя ответственность за свою жизнь.

С разрешения моей клиентки хочу поделиться с вами ее историей. Она показывает, что наши психологические защиты, в том числе и избегание, не появляются просто так. Если они есть — значит сейчас или когда-то они были необходимы, по другому было невозможно. Иногда что-то не очень принимаемое обществом, например «лень», может быть связано с очень сильной травмой, а не с тем, что человек не желает нести ответственность за свою жизнь.

****************!!!!!!! ВНИМАНИЕ, дальше будут триггеры — тема ДЕТСКОГО НАСИЛИЯ. Кому уязвимо — не читайте. ****************

Инна (имя и личные данные изменены) пришла ко мне на терапию с такой сложностью: «Не могу прилагать хотя бы какие-то усилия, когда нужно напрячься и что-то сделать, потерпеть какое-то время. Например, нужно посидеть минут 15 и написать отчеты по работе. Или заниматься в спортзале — 15 минут просто идти на беговой дорожке. И спорт и работу я люблю, хочу им заниматься. Да и усилия то небольшие. Но как только появляется вот эта необходимость в течении небольшого времени просто делать что-то — через несколько минут я все бросаю и переключаюсь  на что-то другое — посмотреть фильм, полежать, покрутить ленту фейсбука, уйти с беговой дорожки. Мне прям телесно становится просто невыносимо, меня всю скручивает, я не могу продолжать. Я переключаюсь, и при этом появляется странное бесчувственное состояние, как будто все внутри замерзло. В итоге ничего не могу толком сделать, все бросаю и занимаюсь бездельем — как мне побороть свою лень? Ведь иногда надо немного напрячься ради результата».


Мы работали в терапевтическом подходе IFS (Internal Family Systems) — это бережная работа с внутренними частями. Идея IFS в том, что у человека помимо его внутренних частей, есть еще энергия Self, его собственное Я, которое может быть ответом, опорой, утешением и исцелением всем внутренним частям, особенно тем, которые несут в себе травматичный опыт. Главная цель — помочь развитию отношений между Self и внутренними частями. Привязанность внутри.

Поэтому мы не торопились и много времени уделили частям-защитникам — тем, которые привели мою клиентку на терапию, и с другой стороны тем, которые не очень хотели говорить на эту тему. Когда эти части были готовы продолжить, мы перешли к избегающей части, которая переключает на какие-то отвлекающие дела. Обнаружили еще одну диссоциирующую часть, которая отключала те внутренние чувства, которые Инна описала как «меня всю корежит и выворачивает, я просто не могу дальше заниматься каким-то делом». И еще одну, которая боялась, что сейчас мы найдем что-то ужасное, и это будет сложно пережить.

А дальше, когда все части-защитники доверились энергии Селф (внутреннему Я) Инны и мне, как терапевту, всплыла история насилия в детстве от взрослого мужчины, родственника. Эта история произошла в ее 4 года, и была практически стерта из воспоминаний, по крайней мере эмоционально. Просто отметка. «Да это было, но это уже в прошлом, я ничего по этому поводу не чувствую».

Медленно и постепенно защитные части, которые замораживали все чувства и отправили их в темный чулан, чтобы не сталкиваться с их невыносимостью — отступили и поверили, что сейчас все в прошлом, что Инна уже взрослая, и что можно помочь той маленькой девочке внутри, которая тогда все это пережила и до сих пор несет в себе ужас, страх, боль, беспомощность.

Тогда нужно было терпеть прикосновения чужого взрослого мужчины. «Это скоро закончится. Через несколько минут он меня отпустит и все закончится». Деться было некуда, все повторялось почти каждый день. Рассказать было некому и страшно, он угрожал. Надо было просто потерпеть. Отключиться от всех переживаний на эти минуты, и просто терпеть, скоро все закончится.


Вот здесь и сошелся этот паззл. Тогда в 4 года нужно было терпеть, потому что не было выхода. Та история уже давно в прошлом. А эмоционально — все это еще внутри.

Теперь любое усилие, любая попытка сделать что-то, где надо «немного потерпеть» — снова триггерит тот тяжелый опыт. Защитные части застревают в прошлом опыте, они продолжают делать все, чтобы снова не допустить тех чувств. Чтобы это еще раз не повторилось. Для них нет времени и возраста, они просто хорошо делают свою работу. «Потерпеть — нет, ни за что….Этого больше не повторится». Включается избегание, диссоциация.

Вот так бывает — травма живет внутри, не осознаваемая через логику, но каждый день влияющая на то, как Инна жила. Она уже выросла, а ее эмоции и чувства «застряли» в той реальности, в том времени. Обнаружить связь «лени» и того опыта насилия через логику было сложно — а через такое эмоциональное путешествие к частям — удалось.

Дальше мы продолжили работу с той малышкой, которая это терпела, и с защитными частями вокруг нее. Помогли им уйти из того опыта, выразить все эмоции и чувства, освободиться от груза страха, боли, ужаса, беспомощности которые они несли в себе столько лет. Выразить ярость и гнев, защититься. Прожить каждую эмоцию и чувство, которые так долго были подавлены, через образы, переживания, телесно. Только уже так, чтобы это было выносимо, по силам, не в одиночестве (как в детстве), а в контакте с энергией собственного Я и с моей поддержкой.

Эта была работа не только на уровне эмоций и чувств, но и на телесном уровне, потому что насилие затрагивает и его. В конце работы девочка, внутренняя часть, смогла освободиться от тяжелого груза эмоций и чувств, которые она столько лет несла в себе. А те защитные части, которые были вынуждены подавлять эти чувства, чтобы они снова не переполнили Инну, наконец-то смогли расслабиться. перестать быть постоянно настороже в ожидании любого триггера. У них больше не было необходимости переключать и отключать Инну при малейшем намеке на то, что нужно приложить немного усилий и потерпеть.


Возможно, что работа с такими историями кажется нелегкой. Она медленная и в ней много эмоций, чувств, слез клиента, его гнева, ярости, боли. Но я эту работу люблю. Потому что она — про удивительные качества нашей психики выживать. И про мостик из травмы — в более наполненную и счастливую жизнь. Про то, как на моих глазах тает лед, который много лет сковывал боль. А теперь на этом месте распускается что-то новое и красивое.

Варлакова Юлия,
практикующий семейный психолог,
ведущая курсов для родителей и специалистов
помогающих профессий в Институте Ньюфелда
www.vjulia.ru

Вам также может понравиться...