Бить или не бить подушку?

Мы все знаем про экологичные способы выражения агрессии, про советы из многих статей в интернете о том, что когда ребенок переполнен атакующей энергией, то можно предложить ему бить и кусать не маму и сестру, а подушку, боксерскую грушу, кидать не ценные вещи, а мягкий мячик и так далее. Я вчера поискала, что пишут об этом в интернете – вот в основном это и советуют, предложите ребенку для битья что-то другое, неодушевленное. Если у вас это работает – не читайте дальше 🙂

 Когда мои дети были младше, я им пару раз попробовала предложить молотить подушку, но это не помогло, а еще и подлило масла в огонь бушующих детских эмоций.

Почему такие предложения выразить агрессивные импульсы более экологично могут не работать в момент конфликта?
Любой конфликт и сильные эмоции ребенка, которые толкают его вести себя именно так – нападать – это крик о помощи. Это сигнал о том, что ребенок не справляется и агрессия с ним СЛУЧАЕТСЯ. Часто агрессивные нападки выглядят намеренными, продуманными, особенно если дети постарше. Но мы все-таки держим в голове, что такое поведение сигнализирует о том, что ребенок переполнен эмоциями, с которыми он просто не справляется в силу каких-то причин. То, как он себя ведет – единственно возможное для него поведение в этой ситуации. Вот так вышло. Мог бы – повел бы себя по другому. Но это другая отдельная тема. А пока вернемся к битью подушек.
Когда ребенок переполнен этими сильными эмоциями, фрустрацией и ведет себя агрессивно, он нуждается в том, чтобы взрослый был способен вынести эти сильные эмоции ребенка и контакт, отношения не прерывались. Я могу быть недовольна конкретным поступком ребенка, но я все также твоя мама и наши отношения в порядке.

 Можно представить такую ситуацию. Вы по какой-то причине в ярости и очень хотите достучаться до своего мужа или жены, донести до него, почему вам сейчас так плохо, чтобы он понял и услышал. Да, вы делаете это не самым лучшим образом, нападая и повышая голос – просто потому, что сдерживаться уже невозможно и по другому не получается. Все-таки каждому в этом случае хочется быть понятым и услышанным. Это как будто уже единственный оставшийся способ – если меня не слышат тише, я начинаю кричать и иногда я уже просто не могу сдержаться. А партнер в ответ на вашу злость и ярость говорит: “Ты такая злая, иди побей подушку!”, “Ты злишься? Вот тебе мягкий мячик, покидай его”. Мало у кого такие слова партнера вызовут приятные ощущения. Скорее всего это лишь подольет масла в огонь и увеличит ощущение, что меня не слышат и не понимают.

 Так и дети в ответ на наше предложение кидать мячик и бить подушку могут сталкиваться с ощущением разделения с близким взрослым, как будто он не слышит, не чувствует и не понимает, что происходит с ребенком. Как будто остановить это бушующее поведение, пиная подушку – это важнее того, что происходит с ребенком внутри. 

ТАК БИТЬ ИЛИ НЕ БИТЬ ПОДУШКУ? 

Бить подушку лучше, чем брата, кота или кого-нибудь еще 🙂 Поэтому расскажу про свой опыт. Наблюдая за тем, к каким способам выплеска атакующей энергии склонны мои дети, я вводила это все через игру, контакт и близость ВНЕ КОНФЛИКТА, когда отношения – в порядке. Кто-то склонен кричать, кто-то бить, кто-то швырять предметы, кто-то рвать бумагу и так далее. Поэтому в играх мы нападали на подушку-дракона, пинали мягкие кресла-груши-пиратов, кидались бумажными снежками, кричали в коробку с дыркой разными смешными и дурацкими голосами и с разной громкостью, тыкали палками толстые картонные коробки в поисках сокровищ. Именно в игре, вместе, когда всем хорошо и весело, и когда это все активно чуть ли не до пота, чтобы парасимпатическая и симпатическая нервная система сделала свою работу и расслабление и приятная усталость пришли через тело. Когда после игры уже ноги не держат и ты валишься на диван со словами “Вот это биитва, мы победили дракона!” и меч падает из рук 

Какие-то совершенно волшебные процессы в нашей психике и мозге обладают памятью того, что вот такие активные действия в игре, которые наполнены контактом и близостью (и поэтому в этой игре можно удерживать детей достаточно долго) приносят облегчение, выход эмоций и разрядку. В таких играх тело запоминает, что энергию, которая рвется наружу, можно выплескивать вот так вот. 

Я не знаю, сколько раз нужно сыграть в такие игры, чтобы психика ребенка смогла перенести этот опыт из игры в реальную сложную ситуацию, когда ребенок переполнен фрустрацией. Я себе говорю о том, что моя задача – делать то, что я могу сделать для своих детей. А остальное доверить природе и не ждать быстрых результатов. Я просто надеялась, что рано или поздно это сработает. И я просто делаю для них то, что могу. 

Я видела совершенно чудесную картину, как однажды старший сын в порыве злости в конфликте сжал кулаки и понесся дать пинка мягкому креслу, которое не раз было атаковано в игре. Я видела, как младший хватал бумагу и начинал ее рвать и тыкать карандашом картонную коробку, выпуская пар. Я в этот момент ни слова не говорила им о том, чтобы они пошли пинать подушку или рвать бумагу. Я просто была с ними в этих эмоциях, оставалась рядом. А память тела сама дала им эти варианты после опыта, полученного в совместной игре. 

Есть и другие способы, которые мне тоже помогают. Например, если атакующие импульсы еще не очень сильны и ситуация не накалена до предела, я иногда подставляю свою ладонь и говорю: “Я вижу, как ты зол, я бы также злилась. Бей сюда!”. Нет, ребенок не привыкнет бить маму, проверено 🙂

Иногда помогает игра прямо в момент конфликта: “Ооо, какой здесь у меня сердитый дракончик плюется огнем, ох, сейчас я его поймаю!” – и уже слышу смех и убегающий топот. А иногда не помогает ничего: ни игра, ни подушки, ни ладони. И тогда я контролирую ситуацию так, чтобы никому не был нанесен физический вред (я могу обозначить, как поступать не нужно – без обвинения и стыда, могу остановить своего ребенка, если он может кому-то навредить) и остаюсь с ребенком в его эмоциях, помогая ему прожить их.

Часто мое сочувствие и ощущение, что я способна вынести ребенка и таким, никуда наши отношения не денутся, вот она я – не развалилась, я рядом, помогают ребенку двигаться к слезам тщетности и грусти – и агрессия сходит на нет. Я не стараюсь прямо сейчас донести до ребенка, что он сделал не так. Когда отказывает интеграция и смешанные чувства, это просто невозможно. Если нужно, мы поговорим об этом потом. 
А если сложности с агрессией хронические и кажется, что не помогает ничего – тогда лучше разбираться не с поведением, а с тем, что лежит в основе того, что ребенок ведет себя именно так и не может по другому.

Варлакова Юлия
семейный психолог, 
ведущая курсов 
Института Ньюфелда