Прогулка закончилась, пора домой. Как уйти с детской площадки?

Как часто взрослому сложно увести ребенка домой с прогулки, детской площадки или какого-то интересного места. Взрослый оказывается в тупике – уходить надо, а ребенок не хочет и сопротивляется всеми возможными способами. 

ЧТО ДЕЛАЮТ ДЕТИ? 
Упрашивают до бесконечности остаться еще, кто-то упрямо отказывается уходить и продолжает играть, игнорирует, кто-то начинает кричать и плакать, спорить, а кто-то убегает от взрослого. Вариантов много. 

ЧТО ИНОГДА ДЕЛАЮТ ВЗРОСЛЫЕ? 
Говорят – ну тогда оставайся, а я пошла. Или чем-то угрожают – раз не хочешь уходить, больше сюда не придем. Иногда угрожают наказанием. Иногда сдаются под натиском требований ребенка остаться и задерживаются погулять еще, а через полчаса на слова о том, что “Мы договорились остаться на полчаса, а ты снова устраиваешь истерику и не идешь домой, ты обещал уйти” получают еще больший эмоциональный взрыв от ребенка. 

ПОЧЕМУ ЭТИ СПОСОБЫ НЕ ОЧЕНЬ ХОРОШИ? 
– Когда мы “пугаем” ребенка своим уходом – он часто бежит следом. И нам кажется, что этот способ работает. Но мы в этот момент сталкиваем ребенка с ненадежностью отношений со взрослым. Я, твой взрослый, могу оставить тебя здесь одного, если сейчас ты не пойдешь со мной. Мы тревожим ребенка самым главным для него – надежною связью со взрослым. 

– Когда мы обещаем чего-то лишить, то мы используем против ребенка то, что ему дорого и важно. И тоже показываем ненадежность связи и то, что на взрослого рассчитывать можно не всегда. 

– Когда мы взываем к его совести и говорим “Ты обещал уйти”, мы не учитываем природную незрелость ребенка. Да он обещал уйти через полчаса, потому что тогда он очень хотел остаться. А теперь он поглощен своей игрой или своими планами. Его способность учитывать в один момент два противоположных импульса (я очень хочу погулять еще, но мама говорит пора и я обещал) может быть еще недостаточно развита как норма для его возраста, а иногда эта способность может просто отказывать, когда есть какой-то импульс, сильная эмоция или чувство: например, когда очень хочется поиграть еще. 

– Ребенок может быть уставшим или перевозбужденным от долгой прогулки, общения с большим количеством сверстников, он может быть переполнен фрустрацией от того, что много раз за прогулку шло не так. И пока он гуляет и в игре – этого может быть не видно. Взрослые часто тоже далеко не сразу чувствуют усталость или голод, если поглощены чем-то интересным. А стоит позвать ребенка домой, как все накопившееся – прорывается такой лавиной, что о цивилизованном поведении и послушании речи быть не может. И в этом не вина ребёнка, он просто не справляется с тем, что происходит у него внутри

ОСТАВАТЬСЯ ИЛИ НЕТ, КОГДА РЕБЕНОК ПРОСИТ ОСТАТЬСЯ ЕЩЕ? 
Я принимаю решение в каждой ситуации отдельно. Если я знаю, что мои дети способны выдержать еще полчаса без обеда и они не сильно устали, у нас правда есть время погулять еще – мы остаемся. Я не настаиваю на уходе лишь потому что я уже озвучила, что мы уходим. Я могу изменить свое решение, но показываю, что это не они меня вынудили и я решила это не под их давлением и просьбами, а это мое щедрое предложение для них. “Я вижу, что у вас интересная игра и вы хотите остаться еще и вам это важно. Да, давайте останемся, я за”. 
Но если я знаю, что через полчаса мой ребенок будет уставшим, голодным и раздраженным, или если у нас есть дела и времени больше нет – мы уходим. 

КАК ЖЕ УЙТИ ДОМОЙ? 
Напишу варианты, которые помогали мне. У меня нет никакой четкой логики, когда и какой вариант нужно применить – я смотрю по ребенку, по себе и по ситуации. 

Что можно попробовать сделать: 

– Завладеть вниманием ребенка. Ребенок в игре или ребенок уставший может нас слышать, но не слушать. Можно присесть перед ребенком, поймать взгляд, улыбнуться, позвать по имени, сказать что-то приятное, погладить по руке или сделать что-то еще, чтобы почувствовать, что ребенок сейчас меня видит и слышит, настроен на меня и готов к контакту. И только после этого говорить об уходе. 

– Сначала присоединиться к игре ребенка, а потом плавно выйти из игры вместе с ним. Поинтересоваться, что он делает, чем увлечен, сказать что-то приятное о его песочной постройке, поиграть в его игрушки или еще как-то включиться в игру, проявляя искренний интерес. А потом, завладев вниманием ребенка в игре, вместе из нее выходить – сказать, что пора домой или продолжить игру по пути. 

– Предупреждать об уходе заранее. Но кому-то из детей это помогает, а кто-то начинает нервничать, что прогулка заканчивается и последние 10 минут уже никого не радуют. 

– Можно говорить не просто “Пошли домой”, а продолжить игру. “Как хорошо мы с тобой поиграли! А теперь догонялки – побежали до ворот парка по дороге домой, я тебя догоняю!” – если, конечно, впереди нет дороги и прочих опасностей. “Ну что, пора домой, но не просто так! Мы с тобой будем лягушатами, которые прыгают по листикам до дома – на асфальт не наступать, давай вместе!”, “А давай попробуем дойти домой только по бордюрам?”, “Интересно, а сколько шагов до нашего дома, ты не пробовал считать? Посчитаем?” 

– Можно перекинуть мостик к чему-то интересному, что ждет ребенка после возвращения домой. Совместное чтение книги, вкусный йогурт, вечерняя прогулка, какая-то игра, совместное катание на велосипедах вечером или любой другой вариант, который интересен ребенку или наполнен близостью со взрослым. Мы даем ребенку держаться за что-то, что сможет смягчить горечь от ухода. 

– Часто я спасалась какими-то интересными штуками, которые брала из дома, но на прогулке ребенок об этом не знал. Перед уходом из сумки извлекалась какая-нибудь бутылка-брызгалка с водой, которой можно полить все кусты по пути домой или нарисовать маршрут. Или бумажный самолетик на веревочке, с которым можно бежать до дома. 

– Со старшим сыном, которому сейчас почти девять, я просто обсуждаю варианты. Если у меня времени мало, я честно так и говорю: “На полчаса – с удовольствием, но потом нам нужно будет уйти”. Но вот такие переговоры возможны только с теми детьми, которые уже способны к интеграции, то есть могут учитывать два импульса одновременно – хочу гулять еще, но мы договорились с мамой. И я веду такие переговоры, если вижу, что ребенок будет способен выполнить нашу договоренность. Этого не стоит делать со слишком маленьким ребенком, который пообещает что угодно, потому что очень хочет гулять, а потом не сможет выполнить обещание. Это не его вина, это взрослые возлагают на него слишком большую ответственность. Дети до 5-7 лет часто не способны к интеграции в силу природной незрелости. 

А ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ ЭТО ВСЕ НЕ РАБОТАЕТ? 
Тогда приходится забирать ребенка с площадки через свое взрослое твердое и уверенное “Нам пора, дружок. К сожалению, остаться мы не можем”. Иногда приходится брать за руку или нести на руках. И ребенок может проявлять бурные реакции в ответ на наше решение. 

Но если мы знаем, что другие варианты исчерпаны, то мы показываем ребенку, что другой вариант невозможен и – важно! – бережно обращаемся с теми чувствами, которые возникают у ребенка по поводу маминого или папиного решения об уходе. 

Мы можем влиять на внешнее поведение и на происходящее, но мы не можем ребенку запретить чувствовать то, что он чувствует. Мы ведем или несем его домой или немного говорим с ним прямо там, в парке, сопереживая, понимая, что ему хотелось бы погулять еще и мягко помогаем ему двигаться к грусти по поводу невозможности гулять еще. “Да, мой родной, очень хочется еще, я понимаю. Я бы тоже была расстроена или злилась бы. Так грустно, что мы не смогли остаться”. А каким-то детям и слов не надо, потому что они начинают еще больше распаляться – тогда мы можем показать свое сочувствие и приглашение к грусти и слезам иначе – молчанием, короткими фразами, поглаживанием, теплым взглядом. 

Детские слезы грусти и тщетности, которые помогают им смириться с тем, что идет не так, важны для развития и будущей жизнестойкости. Нам не нужно стараться всеми силами избегать детских слез и бурных реакций. Нам важно оставаться на стороне эмоций и чувств ребенка, когда мы ограничиваем его поведение. И это намного лучше, чем пугать ребенка фразами о том, что я ухожу, а ты оставайся или обещать лишить чего-то важного. 
Да, напугать или лишить – работает быстрее и ребенок быстро уходит с площадки. Но эти методы не учитывают перспективу здорового эмоционального и психологического развития. 

Если сложности с уходом – хронические, а сопротивление постоянное, то тогда можно посмотреть на другие факторы. Например на то, не слишком ли долго гуляет ребенок? Он может перегулять или устать, быть голодным – и тогда на будущее надо изменить исходные данные прогулки или ритм дня. А может быть сопротивление связано не только с самой прогулкой и его много не только на улице, а постоянно. Тогда это может быть связано с природной незрелостью или с какими-то сложностями в детско-родительских отношениях – и тогда надо искать причину там, а не решать вопрос только с прогулкой. 

Варлакова Юлия
семейный психолог, 
ведущая курсов 
Института Ньюфелда

Фото с сайта thesun.ie