Детская жадность – не порок?

Детская жадность

О детской жадности и ревности у дошкольников – почему она появляется и для чего она нужна. И еще немного о том, как выживать, когда дети делят игрушки. 

“Привязанность — это первейший предмет поисков и устремлений ребенка, а уверенный, заботливый, щедрый взрослый — это основная возможность ее получить”. Д. Макнамара

Развитие и углубление уровней привязанности дают ребенку все новые и новые способы поддерживать близость, находясь в физической разлуке. Каждый новый уровень – все более глубокий и сложный. Благодаря Гордону Ньюфелду и мы знаем, что этих уровней шесть – от физической до психологической близости. Проявления жадности и ревности тоже связаны с развитием привязанности. 

В первый год жизни ребенок ощущает себя на связи с близким взрослым через физические прикосновения, запах, голос, вкус и зрение. Детям важно постоянно находиться в непосредственной близости со взрослым, чтобы чувствовать себя в безопасности. Это первый уровень привязанности – через ОЩУЩЕНИЯ.
Но дальше дети учатся ползать, а потом ходить, их интерес к миру растет и природа дает новый ответ на то, как ощущать себя на связи с фигурой привязанности, не находясь при этом с ней в постоянном физическом контакте (хотя и физический контакт остается важным). И тогда развивается второй уровень привязанности – через ПОХОЖЕСТЬ (примерно с года). Дети начинают подражать и копировать тех, к кому они привязаны. Они стремятся принять ту же форму и вид, что и их близкий взрослый – также говорить, играть в папу, уходящего на работу, или примерять мамины туфли. На этом уровне дети осваивают речь, язык, бытовые навыки, а в будущем перенимают и культурные. Они опираются на идеи, манеры и поведение других, пока не появятся свои собственные.

И вы уже, наверняка, хотите спросить – ПРИ ЧЕМ ЖЕ ЗДЕСЬ ЖАДНОСТЬ? 

 Она появляется как раз на следующем уровне. Но это не жадность в прямом смысле, а новый способ ощущать себя на связи со взрослым – через ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ (это примерно третий год жизни). С развитием этого уровня дети начинают проявлять стремление к собственничеству. Они хотят обладать вещами, игрушками, территорией, мамой, папой. Они хотят, чтобы все это находилось в их личном владении. 
Когда привязанность моих мальчишек развилась до этого уровня, они делили и хотели обладать не только мамой, папой и игрушками, но еще и окном в машине (Не смотри в мое окно!), и даже личным …воздухом 

Это желание чем-то или кем-то владеть служит все той же цели – поддержанию привязанности. Похожим ребенок уже был, теперь пора становиться непохожим, а как поддерживать связь? Через обладание, владение и собственничество.
И выглядит это как самая настоящая жадность и ревность. “Отдай, это мое!”. “Не трогай!”. “Тебе досталось больше, я хочу столько же!”. Начинаются битвы на игрушки и территорию, особенно если в семье не один ребенок. Еще обычно в этот период маме и папе становится сложновато поговорить друг с другом – ребенок сразу хочет прервать взрослый разговор и завладеть маминым или папиным вниманием единолично. Разговоры по телефону мамы или папы тоже активно привлекают внимание ребенка – “Мама, с кем ты разговариваешь?”, “Посмотри на меня”, “Помоги мне” и так далее.
И для взрослых это чаще всего очень нелегко. Но это совсем не означает, что ребенок растет жадиной. 

Хорошая новость в том, что это означает, что способность ребенка устанавливать отношения с людьми, а также с материальным миром развивается и углубляется. Он становится личностью, которая способна устанавливать долговременные отношения.

И еще одна хорошая новость состоит в том, что вся эта жадность и ревность пройдет вместе с углублением следующих уровней привязанности. И чем лучше мы напитаем этот уровень через принадлежность вместо того, чтобы отучать ребенка жадничать и приучать делиться, тем быстрее у него разовьются более глубокие уровни привязанности, а также способность к интеграции (к смешиванию чувств: “Я не хочу давать игрушку, но вообще я хочу поиграть с этим мальчиком – дам”) – и жадность сама постепенно начнет сходить на нет.

Но теория теорией, а один из важных вопросов – как же выживать в это время, когда ребенок хочет всем владеть единолично? 

 Ох, я помню, как это нелегко. И с одним ребенком и, тем более с двумя. Поэтому – ЧТО ЖЕ ДЕЛАТЬ? 

Почаще подтверждать привязанность через уровень принадлежности. Для моих детей магической была фраза: “Я так рада, что именно ТЫ мой сын. Не Вася, не Петя, а именно ты!”. Но слова и действия могут быть любыми. Главное, чтобы он чувствовал, что он принадлежит этой семье, маме или папе, своим фигурам привязанности. На сайте “Заботливая Альфа” есть прекрасная статья с практическими идеями “Тысяча и один способ укрепить привязанность“.
Признавать право ребенка не делиться тогда, когда он не хочет или не готов. Чтобы начать искренне делиться, ребенку сначала важно почувствовать себя хозяином вещи. Потому что только хозяин может решить – давать или не давать. Когда ребенок уверен, что его вещь будет возвращена ему, если он захочет ее вернуть, когда он может рассчитывать в этом на помощь взрослого – делиться легче. Если же ребенка постоянно заставляют делиться, то невозможно почувствовать себя настоящим хозяином вещи и невозможно принимать свои решения – давать или не давать. И тогда ребенок инстинктивно вцепляется в то, что от него постоянно ускользает и чем его заставляют делиться. Лишь насытившись владением и побыв “жадиной”, он сможет делиться от души, потому что это стремление созреет у него внутри.
Взрослые могут не только ждать, пока ребенок начнет претендовать на обладание чем-то, но и активно помогать ребенку осваивать этот мир через владение им. Можно выделить ребенку отдельный шкаф или полку, где он сможет хранить свои ценные вещи, которые нельзя брать без спроса. Можно выделить ему отдельную тарелку и ложку, подчеркнув, что она куплена именно для тебя. Можно приносить приятные сюрпризы и подчеркивать, что это – именно для тебя. Это лично тебе. И не так важно, чем именно вы поможете ребенку обладать. Если уловить смысл этого уровня через принадлежность, то можно проявить большую изобретательность 

Как выживать, когда дети делят игрушки?

Перед приходом гостей можно предложить ребенку убрать то, что ему особенно дорого и то, что он не готов давать другим;
– Если он не хочется делиться с гостями – имеет право не только не делиться, но и рассчитывать на поддержку близкого взрослого, который решит эту ситуацию с наименьшими потерями для обоих сторон. Я спасалась своей личной коробочкой игрушек )) Именно моих личных, которыми я распоряжалась на свое усмотрение. Там чаще всего были те игрушки, которые дублировали игрушки моих детей. Если мои дети не хотели давать свои игрушки, то я говорила детям гостей что-то вроде: “Мой сын сейчас хочет поиграть со своими игрушками сам. А для тебя у меня есть кое-что интересное! Возьми вот эти мои игрушки, с ними можно играть, они мои и я тебе их даю”.
Ходить в гости к другим можно со своими игрушками, которыми можно будет предложить поменяться. А если обмен не состоялся, то можно или играть со своими игрушками или… найти утешение и поплакать рядом со своим взрослым. Переживать отказы других и грустить об этом – это тоже ценный опыт. 
Если речь о братьях-сестрах, то варианты владения игрушками могут быть разные. Напишу про то, как это устроено у нас. Есть “Мое”, “Не мое (т.е. чужое)” и “Общее”. Брать личные игрушки можно только с разрешения хозяина. Можно договариваться, предлагать поиграть вместе или поменяться. Но если не удается, то взятое без спроса возвращается хозяину. Взрослый становится буфером, который сочувствует тому, чью игрушку взяли без спроса и тому, кто взял – ведь очень хотелось, такая интересная. В общие игрушки играет у нас тот, кто первый взял. И опять есть варианты предложить поиграть вместе, но если начавший игру хочет играть один – имеет право. И моя роль взрослого здесь все такая же. Нет правых и виноватых – обоим детям в этой ситуации сложно. Я им просто сочувствую, помогаю выразить возмущение или расстройство, помогаю найти слезы и грусть там, где это возможно. Это просто жизненный опыт, через который раз за разом мы проходим вместе – пока они не смогут сами. 
И еще отдельно напишу про обмен игрушками, когда ребенку предлагают предложить что-то тому, кто не хочет делиться. Или ребенку предлагают что-то в обмен на ту игрушку, которую он не хочет давать. Можно предлагать и помогать детям поменяться и можно (и нужно) включаться в этот процесс, чтобы показать как это можно делать. Но здесь важно не заиграться. Мы помогаем ребенку научиться меняться не ради того, чтобы этот обмен обязательно состоялся, а чтобы ребенок получил опыт того, что можно согласиться на обмен, а можно – отказаться. И в обоих случаях важно, чтобы взрослый давал ощущение, что решение ребенка – нормальное, он имеет на него право. 
Ну и последнее в списке, но самое важное – терпение.  Какие бы войны не происходили бы между детьми на почве раздела имущества, игрушек, папы-мамы или воздуха – им очень важно чувствовать, что даже такое их поведение не способно разрушить отношения с близким взрослым.

Жадность дошкольника – не порок, а развивающаяся способность устанавливать отношения с миром.

Подробнее об уровнях привязанности можно почитать на сайте “Заботливая Альфа” здесь.

Варлакова Юлия
семейный психолог, 
ведущая курсов 
Института Ньюфелда