О способности детей сопереживать, сожалеть и извиняться

Ребенок извиняется

Мы все хотим, чтобы наши дети были способны извиняться, если они не правы. Может ли взрослый научить ребенка приносить искренние извинения? Рождается ли искреннее сожаление в результате научения? А если ребенок не извиняется – это потому что его плохо воспитали? В погоне за слишком ранним социально-одобряемым поведением взрослые часто приучают ребенка приносить извинения – но эта внешняя форма рискует остаться лишь красивой и яркой оберткой от конфеты, внутри которой может оказаться пусто. 

Предлагаю сначала поразмышлять о том, что такое ЗРЕЛАЯ СПОСОБНОСТЬ ПРИНОСИТЬ ИЗВИНЕНИЯ И ВЫРАЖАТЬ СОЖАЛЕНИЕ: 
– это способность чувствовать, видеть и понимать, что другому плохо, некомфортно, обидно, больно; 
– быть способным установить взаимосвязь, что его состояние связано с тем, как я поступил или не поступил; 
– чувствовать, что мне не все равно и я сожалею, что другой человек испытывает дискомфорт от моих действий или бездействия; 
– способность учитывать две стороны ситуации – себя и другого, не потеряв при этом себя – это важно; 
– способность адаптироваться к тому, что может пойти не так. Извинения или сожаления могут быть не приняты, а значит придется столкнуться с собственными неприятными переживаниями и реакциями другого по этому поводу. 

Какими качествами должен обладать ребенок, чтобы быть способным искренне сожалеть и приносить извинения: 
СПОСОБНОСТЬ ПЕРЕЖИВАТЬ, РАСПОЗНАВАТЬ И ВЫРАЖАТЬ УЯЗВИМЫЕ ЭМОЦИИ И ЧУВСТВА, или быть ими движимым – мне не все равно, сочувствие, сопереживание, тревогу, замешательство, сострадание, чувство ответственности, раскаяние и так далее. И не менее важна способность переживать радость, которая тоже является уязвимым переживанием. Когда второй принимает извинения и наши отношения восстанавливаются, это приносит радость и ощущение целительности и важности принесения извинений. 

СПОСОБНОСТЬ К СМЕШИВАНИЮ ПРОТИВОПОЛОЖНЫХ ИМПУЛЬСОВ. Маленькие дети в одну единицу времени способны переживать только ОДНУ эмоцию или чувство. Способность интегрировать два противоположных сигнала начинает созревать у детей с 5 до 7 лет, иногда позже, но она еще долгие годы будет развиваться и углубляться. Она позволяет увидеть боль другого и не потерять при этом себя, то есть учитывать двоих – себя и другого, а также ситуацию с разных сторон. 

– СПОСОБНОСТЬ К АДАПТАЦИИ, то есть возможность через грусть или слезы прожить то, что идет не так – извинения могут быть не приняты, что другой может быть сильно обижен и в ответ на извинения ведет себя грубо. 

Сколько всего нужно, чтобы быть способным приносить извинения или выражать сожаление искренне и от души – понимание своего эмоционального мира, способность к смешанным чувствам, способность адаптироваться…Сначала ребенок должен прожить свои эмоции и чувства по отдельности, потом появляется способность их смешивать и проживать внутренний диссонанс, и лишь потом в результате этого внутреннего диссонанса внутри ребенка рождается стремление выразить свое сожаление другому. Не все взрослые способны на это, и тем более не стоит ждать, что ими будет обладать 3-4 летний ребенок. Но это не значит, что дети в 2, 3 или 4 года не способны приносить извинения. 

ПОЧЕМУ ЖЕ ИЗВИНЯТЬСЯ СПОСОБНЫ И ТЕ ДЕТИ, у которых еще не развиты те качества, о которых мы говорили выше: 

– Маленькие дети могут извиняться, потому что так может проявляться уровень привязанности через ПОХОЖЕСТЬ. Ребенок будет ощущать себя на связи с близким взрослым, если он будет делать также, как и взрослый. И тогда он может начать повторять слова и поведение взрослого. Через похожесть дети усваивают многие социальные нормы и приемлемое поведение. Это прекрасный механизм передачи наших ценностей ребенку. Но надо понимать, что поскольку смешанные чувства и более глубокие уровни привязанности еще не развиты, то не стоит рассчитывать, что ребенок всегда будет извиняться искренне и к месту. И он может перестать это делать, когда у него разовьются более глубокие уровни привязанности и будут другие способы ощущать себя на связи со взрослым. 

– Многие дети в раннем возрасте СПОСОБНЫ ПРОЯВЛЯТЬ СОЧУВСТВИЕ, понимать боль другого, быть расстроенными или стремиться помочь, пожалеть, когда другому плохо. Эти первые ростки сопереживания важны, но не стоит этим злоупотреблять. Пока не созрела способность к смешанным чувствам, дети испытывают одну сильную эмоцию и чувство в один момент. Либо я – и я на своей стороне, либо другой – и я на стороне другого, не учитывая при этом себя и отказываясь от себя. Эти первые ростки сочувствия к другим все-таки еще не говорят о настоящей зрелой способности приносить извинения. Мы можем их аккуратно поддерживать, чтобы потом они стали благодатной почвой для настоящей способности извиняться. Но если в первые годы жизни ребенок не проявляет сопереживание и сожаление в адрес других, это так не говорит однозначно о каких-то проблемах. 

– ИЗ-ЗА СТРАХА И ТРЕВОГИ, которая может быть как осознанной, так и нет – это может быть интуитивным поведением для сохранения связи с близким взрослым. Если ребенок чувствует, что не извиниться – значит быть неодобренным самым близким человеком, то он может очень быстро отказаться от себя в угоду сохранению отношений. Если для того, чтобы быть принятым взрослым – надо извиняться, ребенок будет извиняться. И для этого необязательно, чтобы взрослый стыдил или обвинял ребенка, который не извиняется. Иногда холодный взгляд близкого взрослого в адрес не спешащего извиняться ребенка, или более включенные эмоциональные реакции по сравнению с теми реакциями взрослого, когда все хорошо, может быть причиной тревоги. А иногда чувствительные дети могут ожидать разделения и непринятия там, где на самом деле его может и не быть. 

ЧТО МОЖЕТ СДЕЛАТЬ ВЗРОСЛЫЙ для того, чтобы способность ребенка сопереживать, сочувствовать, брать на себя ответственность и приносить извинения развивалась так, как это задумано природой? 

Быть терпеливым и доверять природе. В ребенке есть все задатки и потенциал для того, чтобы он вырос сочувствующим, сопереживающим, способным нести ответственность за свои поступки и приносить извинения. Но чтобы эти процессы расцвели в полную силу – им нужно достаточно времени и терпение взрослых. Если взрослые стремятся придать ребенку красивую форму раньше того, как ребенок обретет внутреннее содержание, то эта внешняя форма рискует остаться лишь красивой и яркой оберткой от конфеты, внутри которой пусто. 

Отказаться от идеи научить ребенка извиняться через пристыживание (Как тебе не стыдно, зачем ты сделал ему больно? Как ты некрасиво поступил. Посмотри, как ты его обидел), принуждение (Ты должен извиниться. Все извиняются и ты тоже извинись), столкновение с разделением (В нашей семье все извиняются и твои друзья извиняются, один ты не такой). 

Самому взрослому тоже важно признавать свои ошибки, приносить извинения и выражать сожаление, в том числе и в адрес ребенка – это тоже важный для ребенка опыт. Подробнее об этом я писала в отдельной статье, ссылку выложу в комментарии. 

Беречь способность ребенка испытывать разные чувства и эмоции и способствовать тому, чтобы почва для этого была благодатной. Это отношения с близким взрослым, который не стыдит, не применяет жестких дисциплинарных мер (особенно основанных на тревоге и столкновении с разделением и манипулировании тем, что ребенку дорого). Это возможность для ребенка проявлять свои самые разные эмоции и чувствовать, что это не разрушит его отношения со взрослым. Это возможность и способность грустить, горевать и плакать рядом со взрослым о том, чего не изменить. Эти эмоции и чувства ребенок сначала познает внутри себя (в том числе и через свое отражение в близком взрослом), а уже потом – в других. 

Терпеливо ждать появления способности к смешанным чувствам и потом способствовать ее развитию. Не ожидать этой способности от слишком маленького ребенка. В 2 или 3 года мозг и психика ребенка не способна интегрировать противоположные импульсы, то есть не способна в одну единицу времени удерживать их в голове одновременно. И даже тогда, когда у ребенка после 5 лет (иногда чуть раньше) появляются признаки способности смешивать импульсы, еще очень долгое время сильные эмоции и чувства все равно смешиваться не будут. Ребенок будет испытывать либо одно очень яркое переживание, либо другое, но не в месте. То есть либо мне сейчас плохо, и тогда я не вижу, что плохо и другому. Либо вижу, что плохо другому, и при этом теряю возможность понимать, что и мне тоже плохо. 

Быть буфером между обществом и незрелым ребенком и брать на себя ответственность за решение тех ситуаций, где другие люди ожидают извинений от ребенка, который еще в силу своей незрелости не способен сделать это искренне, движимый своим внутренним порывом и сожалением. 

И напоследок хочу привести вам прекрасную цитату из книги Патрика Кейсмента “Обучение у жизни. Становление психоаналитика”: 
“Однажды, когда мне было примерно десять лет, меня отослали в мою комнату, «чтобы остыл». Я отчетливо помню совершенно новое понимание ситуации, которое пришло ко мне в тот момент. Я неожиданно впервые понял, что действительно обидел своего отца. Кроме того, насколько я знаю, я впервые почувствовал реальное беспокойство за него. Это, я думаю, и стало моментом, когда я начал обнаруживать способность заботиться, о которой также пишет Винникотт. 
Однако дальше все было не так хорошо. Я помню, что, спускаясь вниз, чувствовал, что несу с собой нечто, подобное драгоценному подарку. Я чувствовал себя виноватым по моему собственному согласию и шел, чтобы сказать моему отцу «Прости» за то, что обидел его, сказать это, действительно подразумевая это. 
Мои родители, конечно, не могли знать о преобразовании, произошедшим во мне, пока я оставался один в своей комнате. 
Как это обычно случалось, меня встретила моя мать, сказав мне: «Теперь, скажи “Прости” своему отцу». Я помню чувство полной опустошенности. Чувство, которое я нашел в своем сердце и собирался высказать, оказалось полностью разрушенным. Я не смог сказать Прости» по требованию, поскольку это было совсем не то извинение, которое я держал в голове. Мне казалось, что выполнить то родительское требование (хотя оно было оправданно), означало предать подарок, который я пришел предложить. Я знаю, что тот подарок я не отдал, по крайней мере, тогда. Позже я смог понять, что кризис, произошедший во мне в тот момент, был связан с обнаружением уровня истинной самости, которая имела совершенно другой порядок, чем все, соответствующее послушанию или хорошему поведению, и не обязательно ощущавшееся”. 

Давайте дадим нашим детям время, чтобы природа смогла реализовать свой замысел и будем создавать благоприятную почту, чтобы внутренние добрые намерения смогли расцвести во всей красе. Чтобы ребенок обрел способность брать на себя ответственность, видеть боль других, приносить свои извинения и сожалеть, взрослым важно обращать свое внимание не на то, как приучить ребенка извиняться с первых годов жизни, а как создать такую почву в отношениях, чтобы эта способность созрела изнутри ребенка. 

Варлакова Юлия
семейный психолог, 
ведущая курсов 
Института Ньюфелда