Какими вырастают дети, воспитанные в контексте привязанности

В fb-группе сообщества “Заботливая Альфа” уже не в первый раз поднялся вопрос о том, какими вырастают люди, выращенные в контексте теории привязанности. 
Я вот что хочу написать про воспитание детей. Привязанность – это же не новая планета во вселенной и не какая-то новая модель отношений с детьми, которая была изобретена из воздуха. Это не какие-то методы, которые надо вызубрить и применять.

Для меня контекст привязанности в воспитании – это нормальные человеческие отношения, в которых взрослый способен понимать потребности ребенка и быть для него ответом на них. Это отношения, в которых хотелось бы быть с близкими, родственниками, супругами и мы ожидаем и хотим такого отношения к себе. Они всегда были и есть, эти человеческие отношения – но во многом они утрачены в силу культурных особенностей разных стран, военного и послевоенного периода, технологического прогресса и увеличения ритма жизни, когда акценты смешаются так быстро, что это не всегда сразу осознается.


Я вчера слушала интервью Андрея Макаревича из группы Машина Времени. Его спросили про его детство и он сказал, что он рос как и все тогда, в коммуналке, без особых излишеств. Родители его не баловали, но он тогда чувствовал и сейчас знает, что они его ЛЮБИЛИ и БЫЛИ РАДЫ, что он их сын. Его спросили, как он это понимал, что делали его родители, чтобы показать ему свою любовь – а он сказал, что ничего особенного не делали, даже не баловали. Но вот просто любили – и это он чувствовал.

А это ведь и есть в отношениях привязанности самое главное приглашение от взрослого для ребенка: дать ему ощущение, что он любим, нужен и важен. 
И это вполне может сочетаться с тем, что родители что-то не разрешают или в чем-то ограничивают. Вопрос только в том, как они это делают и как они обращаются с эмоциями и чувствами ребенка и вообще с отношениями. 
И я думаю, что людей, которые выросли в контексте отношений привязанности – достаточно много. По крайней мере, они существуют 🙂

Для этого не нужны идеальные родители, которые никогда не ошибаются и ведут себя по инструкции. И у самых-самых лучших родителей не вырастают идеальные дети, которые ни на что и никогда не обижаются на родителей. Как говорится, как ребенка не воспитывай, он все равно вырастет и найдет, на что пожаловаться психологу.

Хорошими родителями могут быть, а чаще всего таковыми и являются взрослые, которые ошибаются, часто поступают не так, как хотели бы поступать по отношению к ребенку (мы ведь тоже устаем или не знаем, как лучше), испытывают чувство вины и стыда. Но при этом они способы признавать свои ошибки, чувствовать, что подходит, а что нет их конкретному ребенку, падать и снова вставать и идти в поисках другого подходящего пути. Это люди, которые иногда, а может быть даже очень часто тоже не знают, как лучше поступить в отношениях со своими детьми – это все приходит с опытом, с виной и стыдом, с ошибками, со слезами. 
Я встречала педагогов, воспитателей и просто других взрослых людей, которые не слышали ни о какой теории привязанности, которые не имеют психологического образования и нигде не учились быть родителями, кроме как в самой школе жизни. Они могут быть вообще неграмотными, но это не мешает им быть хорошими родителями, воспитателями, друзьями – они интуитивно могут дать ощущение, что здесь тебе рады.

Гордон Ньюфелд, канадский психолог, автор модели развития на основе привязанности, говорит о том, что он пытается вернуть родителям их родительскую интуицию. И его знания, которые несет в массы и он, и Ольга Писарик и все русскоязычное отделение Института Ньюфелда – это просто клад для тех, кому поначалу этой интуиции не хватает. Гордон Ньюфелд задает достаточно высокую планку для родителей – по крайней мере у меня долго было ощущение, что я никогда, никогда не смогу стать вот такой вот мамой. Ко мне не сразу пришло осознание того, что эти знания – это карта в моих руках, путь, направление, компас. И это бесценно, что она у меня есть. Я могу понимать, каким родителем я могу быть. Но при этом не менее важно понимать, а какой я сейчас на самом деле родитель. Потому что вот этот вот разрыв между тем, кем я хочу быть и тем, кто я есть и помогает мне не опускать руки, не сдаваться и строить отношения со своими детьми. 
И по этой карте я могу пройти только сама, никто за меня это не сделает. И на вид эта карта всегда будет красивой и простой, а как по ней идешь, так ноги можно свернуть – там то ямы, то канавы, то высоченные горы. И ползешь там с черепашьей скоростью, периодически впадая чувство вины по поводу того, что не удается.


Это нормально, что на нашем пути родительства мы будем ошибаться и падать, именно так мы учимся понимать своего ребенка. 
Сложности порождают НЕ ОТНОШЕНИЯ ПРИВЯЗАННОСТИ. Все те вопросы, которые касаются того, что с каким-то ребенком “уж слишком носились, слишком опекали и пытались понять, а он вырос несамостоятельным, инфантильным” и так далее, связаны не с тем, что ребенок был слишком привязан. Он не может быть слишком привязанным ко взрослому, он может быть привязан недостаточно глубоко, ненадежно, возможно, что имеет место быть гиперопека, создание условий, в которых всеми силами взрослые избегают детских слез, проявления его индивидуальности и так далее. Причины могут быть разные. Но вообще сам контекст привязанности подразумевает два приглашения: первое – зависеть и следовать ЗА взрослым, второе – приглашение к самостоятельности, индивидуальности и к тому, чтобы быть САМИМ СОБОЙ. Поэтому только одно то, что ребенок привязан ко взрослому, а взрослый создает для этого подходящую среду, не может быть причиной проблем, которые часто озвучивают, говоря о теории привязанности. 
Если бы привязанность была виной и причиной незрелости, то в тех семьях, где ситуация обратная, то есть где практикуются жестокие методы дисциплины, раннее выталкивание в самостоятельность, и все эти “Перестань, плакать/ныть/орать/проявлять чувства, будь мужчиной/хорошей девочкой”, должны были бы вырасти идеальные взрослые. Понимающие, способные быть с другими и не терять при этом своего я, зрелые, наполненные энергией дерзновения, понимающие себя и других – но почему-то вырастают они такими далеко не всегда.

Варлакова Юлия, www.vjulia.ru


Помогаю взрослым понимать детей. Провожу личные консультации (по скайпу или вживую в Санкт-Петербурге), семинары и вебинары. Веду курсы и учусь на преподавательской программе в Институте Ньюфелда. Веду встречи и группу поддержки для родителей.

   

Будущие мероприятия

  1. ОНЛАЙН-КУРС “АГРЕССИЯ”, начало 10 сентября 2018 г.

    10 сентября, 19:00 - 26 октября, 21:00 MSK

Подпишитесь на рассылку:

Полезные ресурсы